sadcrixivan (sadcrixivan) wrote,
sadcrixivan
sadcrixivan

Categories:

Сексуальное насилие над женщинами в церкви

Оригинал статьи со ссылками находится здесь.

За последнее время в СМИ было так много рассказов о сексуальном насилии над детьми, совершенном католическими священниками, что вряд ли найдутся люди, которые об этом ничего не слышали. Однако несмотря на все доказательства, насилие на женщинами, совершаемое мужчинами-священнослужителями, не получает общественного внимания, и многим кажется, что в церкви не происходит ничего подобного.

Некоторые женщины вступают в совершенно добровольные отношения с мужчинами-священниками, но они составляют меньшинство. Когда их истории попадают в СМИ, это обычно лишь сенсационные вариации на тему «у священника была тайная любовница и побочные дети».

Насилие над взрослыми мужчинами также совершается, но в 2008 году в Америке был проведен опрос, который показал, что 96% жертв сексуального насилия со стороны священников – это женщины. Есть две категории жертв этого насилия – прихожанки и монахини.

Данные исследований о распространенности такого вида насилия различаются. Один американский отчет утверждает, что хотя «священнослужители любой деноминации могут сексуально эксплуатировать детей, подростков, мужчин или женщин, более 95% жертв сексуальной эксплуатации священниками – это взрослые женщины». Другое исследование показало, что 3,1% постоянных женщин-прихожанок (женщин в приходе) страдали от сексуального насилия со стороны священнослужителя.

Хотя цифры могут варьироваться, существующие доказательства говорят о том, что это очень серьезная проблема. Существует множество веб-сайтов и организаций людей, которые пострадали от насилия со стороны священников, например, SNAP (Сеть переживших насилие священников, Survivors Network of Those Abused by Priests). Этот и другие веб-сайты, такие как MACSAS (Пережившие сексуальное насилие духовенства и священников, Ministry and Clergy Sexual Abuse Survivors), публикуют множество личных историй о пережитом насилии.

Одна из причин отсутствия публикаций в СМИ, вероятно, в том, что насилие над детьми обеспечивает более шокирующие заголовки. Другая причина в том, что сейчас все чаще всплывают случаи насилия над детьми, и это вынудило церковь заняться этим вопросом, однако насилие над женщинами в церкви до сих пор тщательно скрывается религиозными структурами. Однако доказательства в этом отношении однозначны.

«Нет сомнений, что данные о насилии над женщинами [совершенном священниками] значительно занижены, - считает Ричард Снайп, бывший священник и психотерапевт, который изучал сексуальную жизнь священников более 30 лет. – Существуют огромные предрассудки против женщин в США – и во всем мире – также как и полное равнодушие к сексуальному насилию над женщинами».

Гэри Шоэнер, психолог из Миннеаполиса, чей амбулаторный консультационный центр работал с более чем 2000 случаев сексуального насилия, совершенного священниками, говорит, что большинство насильников (из разных конфессий), с которыми приходилось иметь дело ему и его сотрудникам, выбирают в качестве жертв девочек и женщин. В то же время, по его словам, общественность считает, что насилию чаще подвергаются мужчины, и что они переживают более негативные последствия такого насилия, чем женщины: «Женщины и девочки подвержены ничуть не меньшему риску, чем мальчики и мужчины. Однако к сексуальному насилию над мальчиком относятся с большей серьезностью, его считают более тяжким преступлением».

В начале 1990-х годов американский исследователь, который анализировал ранее опубликованные работы по сексуальному насилию, совершаемому священниками, обнаружил два различных исследования по сексуальным домогательствам. В первом проводился опрос среди женщин-раввинов, а во втором – среди женщин в Объединенной Методистской Церкви.

73% женщин-раввинов и 77% женщин в Объединенной Методистской Церкви сообщили, что они были жертвами сексуальных домогательств. (Насилие в других религиях не рассматривается в этой статье, цифры были включены для сравнения).

Это не только американская проблема. В статье в журнале Observer 2003 года говорится, что: «В то время как Церковь Англии остается в смятении по поводу сексуальной ориентации своих епископов, некоторые считают, что настоящим, хоть и забытым скандалом Церкви следует считать растущий список случаев сексуального насилия над женщинами. (...) В Великобритании ведущий исследователь по сексуальному насилию в Церкви – это Маргарет Кеннеди, бывший социальный работник, которая стала пионером в привлечении внимания к сексуальному насилию в Римско-Католической и других христианских церквях (...) Кеннеди считает, что сексуальное насилие над взрослыми со стороны священников – это такая же серьезная проблема, как и насилие над детьми».

Далее в статье говорится: «Доказательства открывают мрачную картину того, как уязвимые женщины обращаются к представителям церкви за пастырской помощью, но становятся их жертвами. (...)». Даже женщина-священник может стать жертвой. Отчаявшаяся доктор Таня Дженкинс, викарий Ллангефни в Севером Уэльсе, вот уже три года не работает после того, как она подверглась сексуальному насилию со стороны каноника Джеффри Хьюитта из кафедрального собора Бангора».

Другая проблема, с которой сталкиваются пережившие насилие женщины, в том, что религиозные лидеры, к которым они обращаются, характеризуют насилие как «любовную связь» и часто обвиняют женщину в том, что она соблазнила мужчину. Традиционно женская сексуальность воспринимается в некоторых конфессиях церкви (и в других религиях) как нечто опасное, восходящее непосредственно к Еве.

Обвинения женщины или преуменьшение значимости насилия – это очень удобные тактики, основанные на женоненавистничестве. Тот факт, что женоненавистничество до сих пор процветает во многих обществах, пусть и в скрытой и приукрашенной форме, делает это удобным оправданием. Низкий уровень обвинительных приговоров по делам об изнасиловании также мешает женщинам говорить открыто. В Великобритании женщины все чаще подают заявления об изнасиловании, но только четверти подозреваемых предъявляются обвинения. Лишь 12% таких дел доходят до суда, и лишь 6% заканчиваются обвинительным приговором.

Многие ответвления Церкви до сих пор считают женщин гражданами второго сорта, которые должны подчиняться мужчинам. Недавно была опубликована история о викарии Церкви Англии, который говорил женщинам, что они должны вести себя тихо и быть покорными своим мужчинам. Однако даже когда сексизм представителей церкви не является таким откровенным, существует предположение, что раз это взрослые люди, то они сами должны были позаботиться о себе, и раз они этого не сделали – то почему? Они просто должны были сказать нет.

По словам Шоэнера: «В церкви доминируют мужчины, поэтому в ней существует тенденция изображать девочек как провокаторов преступлений против самих себя. Вопросы женщине при этом выглядят как судебные процессы в старые времена: Тебе это понравилось? Что на тебе было надето?»

Взрослые женщины, которые подвергались насилию, сталкиваются с самой трудной ситуацией, считает Шоэнер. Насилие, совершенное над ними священниками – зачастую во время духовных бесед или консультаций об их браке – не получает такого же общественного внимания как насилие над детьми. Кроме того, зачастую их считают ответственными за любые отношения.

По словам Кеннеди: «Одна из главных проблем в том, что насильник – это мужчина-священник, который находится вне подозрений. Женщину часто считают соблазнительницей, которая склонила священника к сексуальным отношениям».

На женщин оказывается огромное давление, чтобы они молчали о насилии. Кеннеди обнаружила, что: «Уровень такого насилия удивительно высок, и попытки заставить женщин молчать – это универсальная история. Женщины рассказывали о злости их священника, когда они решались рассказать кому-либо об их «отношениях». Им снова и снова повторяли, что они – очень особые люди, и что их священник зависит от них. Священники обладали мультифакторыми властью и контролем над этими женщинами».

Когда женщины сообщали об этих случаях, то результаты были вполне предсказуемыми. Один католический кардинал сказал женщине, которая подвергалась насилию и забеременела от священника, что она должна сделать аборт. «Епископы пытаются развернуть дискурс к вопросу о границах, говорят, что священники и служители церкви лишь запутались в своих границах. Однако это не вопрос границ, эти женщины рассказывают истории изнасилований, нападений и насилия, это тяжелые преступления, а не проблема с границами», - говорит Кеннеди.

Неудивительно, что: «Женщины сообщают о полном замешательстве в отношении происшедшего. Им говорят, что изнасилование хорошо для них».

Насилие имеет многочисленные и разрушительные последствия.

В Америке, Национальная организация для женщин (NOW, National Organisation for Women), призывает криминализировать сексуальную эксплуатацию женщин со стороны священников. В их заявлении, в том числе, говорится: «взрослые жертвы сексуальной эксплуатации постоянно обвиняются в совершенном насилии и переживают повторную виктимизацию со стороны общественности, подвергаются остракизму в своих приходах, сталкиваются с недоверием религиозных авторитетов, к которым они обращаются за утешением и защитой, что приводит их к разрушительной социальной изоляции и замешательству».

А также: «пытаясь справиться с физическими и эмоциональными последствиями сексуального насилия, жертвы сексуальной эксплуатации со стороны священников часто страдают от утраты веры, утраты религиозной традиции, утраты супруга, утраты работы в религиозной организации или религиозном образовательном учреждении, самообвинений и потери поддержки семьи, прихода и сообщества».

Насилие над монахинями, совершаемое священниками, скрывается еще тщательнее. По словам исследовательницы Энн Вульф: «Похоже, что епископы рассматривают только проблему сексуального насилия над детьми, но эта проблема намного шире. Католические сестры подвергаются насилию в своих церквях, на работе, во время пастырских бесед».

Один опрос среди монахинь был проведен в 1996 году, но так и не привлек широкого внимания общественности. Частично за его проведение заплатили несколько орденов католических монахинь. Результаты были опубликованы в двух религиозных исследовательских журналах в 1998 году, но о них никогда не сообщали мейнстримные СМИ.

Авторы исследования полагают, что эти данные скорее сильно занижают, чем завышают распространенность сексуального насилия: «Страх и боль раскрытия достаточны для того, чтобы удержать некоторых сестер от ответов».

В 2001 году Римско-католическая Церковь была вынуждена признать, что ей было известно, что как минимум в 23 странах священники подвергают насилию монахинь, после того как конфиденциальные отчеты об этом попали в американскую католическую газету. Некоторые отчеты об этом были составлены как минимум семь лет назад. Американская статья была основана на документах, которые лидеры женских орденов и священники отправляли в Ватикан в течение десяти лет.

В большинстве случаев насилие происходило в странах Африки, где священники, которые ранее ходили к проституткам, начали насиловать монахинь из страха перед СПИДом. В некоторых случаях монахини беременели и их заставляли сделать аборт. В одном случае монахиня умерла во время аборта, и ее насильник читал по ней панихиду. В другом случае 29 монахинь из одного ордена забеременели от священников данной епархии.

Также были задокументированы случаи послушниц, которые обращались к местному священнику или епископу за сертификатами о хорошей католической практике, которые были им необходимы для пострига. Взамен их заставляли заниматься сексом.

Сестра Мора О’Донахью, координатор по вопросам СПИДа в благотворительной организации Cafod, приводит в пример случай 1991 года, когда к наставнице монашеской общины обращались священники с просьбой предоставить им монахинь для сексуальных услуг. «Когда наставница отказалась, священники объяснили, что в противном случае им придется искать женщин в деревне, и тогда они могут подцепить СПИД». Она также слышала о случаях, когда священники уговаривали монахинь принимать противозачаточные таблетки, уверяя, что они защищают от ВИЧ.

Другие «действительно уговаривали сестер делать аборты», а медицинский персонал католических больниц сообщал о давлении со стороны священников, требующих прервать беременность у монахинь или других молодых женщин.

Когда сестра Мэри МакДональд, настоятельница миссионерской общины в Африке, обобщила такие случаи в одном документе и обратилась к епископам с этой проблемой, то многие из них сочли, что такие отчеты со стороны сестер – проявление нелояльности церкви. По ее словам: «Сестры утверждают, что они пытались снова и снова. Иногда им просто отказывали в приеме. В некоторых инстанциях их обвиняли в том, что случилось. Даже если их выслушивали с сочувствием, то после этого ничего не предпринималось». Хотя священников-насильников обычно переводили в другую епархию или отсылали подальше, женщин, как правило, выживали из их религиозного ордена. Некоторые после этого были вынуждены заняться проституцией.

Так же как некоторые католические апологеты пытаются отвлечь внимание от проблемы насилия над детьми, указывая, что оно также происходит в других религиях и в семьях, отец Гиулио Альбанезе заявил: «Миссионеры – это такие же люди, как и все остальные, они часто находятся под сильным психологическим давлением в таких ситуациях как война и повсеместное насилие. С одной стороны, важно осудить этот ужас и важно говорить правду, но мы не должны подчеркивать это за счет работы, которую делает большинство, многие из которых жертвуют своими жизнями ради свидетельства».

По этому поводу сделал заявление официальный пресс-секретарь Папы, Хоакин Наварро Воллс: «Проблема известна и связана с ограниченным географическим регионом. Определенные негативные ситуации не должны бросать тень на зачастую героическую веру подавляющего большинства монахинь и священников».

Сестра О’Донохью располагает доказательствами того, что подобное насилие происходит не только в Африке, но и в Индии, Ирландии, Италии, на Филиппинах и в США.

Однако даже если бы речь шла только об Африке, то такое равнодушие является комбинацией женоненавистничества с расизмом, намекает, что это произошло где-то далеко, в «отсталой» культуре, и эти женщины менее важны, чем европейские монахини. При этом, в то время как в большинстве стран мира количество католических монахинь сокращается, в Африке оно растет.

В 2001 году Европейский парламент пошел на беспрецедентный шаг, обвинив Ватикан в изнасилованиях африканских монахинь в 1990-х годах. В частности, он:

Призывает, чтобы те, кто несет ответственность за эти преступления, были арестованы и предстали перед судом; призывает судебные инстанции 23 стран, которые упоминаются в отчете, гарантировали, что будут предприняты все необходимые судебные действия, чтобы установить правду в отношении этих случаев насилия над женщинами;

Призывает Папский престол серьезно относиться ко всем обвинениям в сексуальном насилии в своих организациях, сотрудничать с судебными инстанциями и снимать преступников с их должности;

Призывает Папский престол восстановить в должности женщин, которые были уволены со своих постов за то, что они привлекли внимание вышестоящего начальства к случаям насилия, и предоставить жертвам необходимую защиту и компенсацию за любую возможную дискриминацию.
Призывает главу Конгрегации по религиозной жизни Ватикана, кардинала Мартинеза Сомало, создать специальный комитет по рассмотрению этой проблемы.

Однако до настоящего момента ничего не изменилось.

Часто в насилии над взрослыми и детьми, которое совершают священники, обвиняют их обет безбрачья. Однако очевидно, что это слишком упрощенное объяснение. В исследовании, которое показало, что 3,1% женщин-прихожанок пострадали от такого сексуального насилия, 2,2% женщин (большинство пострадавших) подверглись насилию со стороны священников, состоящих в браке. Доказательства насилия священников в тех религиях и конфессиях, где нет целибата, также показывают, что это не является первопричиной.

Существуют определенные распространенные схемы насилия. Как правило, речь не идет о единичном случае нападения. Часто насилие начинается очень издалека – насильник пытается сделать так, чтобы жертва постепенно теряла чувствительность к все более недопустимому поведению, и одновременно награждает жертву за ее терпимость к подобному поведению. Насильники могут использовать религиозный язык, молитвы и цитаты из Библии, чтобы оправдать и санкционировать свои действия.

Исследования показывают, что, в отличие от мужчин, женщины часто обращаются к священникам вместо более подходящих специалистов – 86% обращаются к священникам, и только 12% к специалистам. Капелланы в армии и колледжах могут выполнять более широкие пастырские обязанности. Этот фактор делает женщин более легкой добычей, чем мужчин.

Позиция власти священника и доверие, которое женщина испытывает к нему, может заставить ее сомневаться в собственной способности правильно интерпретировать его намерения, хотя такая же ситуация с другим человеком была бы для нее однозначной. Многие опрошенные женщины говорили, что они были неуверенны в том, что происходит, их доверие к насильнику было сильнее, чем доверие к собственным суждениям. Подобные сомнения в себе могли приводить к мыслям о том, что если рассказать о ситуации, то она может оказаться безобидной, а они подвергнутся унижению или остракизму. Это еще в большей степени верно для монахинь, для которых вся жизнь и идентичность связаны с их верой. При этом возникает огромный когнитивный диссонанс, который приводит к отрицанию и неспособности признать реальность ситуации, в которой оказалась женщина.

В некоторых случаях партнеры и семьи женщины поощряли их доверять религиозному лидеру и общаться с ним наедине, воспринимая его внимание это как привилегию для женщины и всей семьи.

Многие женщины уже находились в уязвимом положении, обращаясь к религиозным лидерам за советом или поддержкой в период семейного кризиса или утраты. В некоторых случаях священник играл роль отцовской фигуры и пользовался абсолютным доверием.

Он мог использовать информацию о личной жизни женщины, полученную во время исповеди или частных разговоров, чтобы манипулировать ею, контролировать ее и заставить ее молчать, эффективно шантажируя и запугивая ее.

Ключевой момент в том, что мужчины, занимающие авторитетные должности, имеют мотив, средства и возможность для насилия и некоторые из них пользуются этим. Религиозным лидерам бывает проще остаться безнаказанными в случае сексуального насилия, чем мужчинам других профессий, потому что их время неподотчетно никому. Их харизма и высокопоставленное положение в сообществе отводят от них подозрения, а свидетельства женщин дискредитируются, принижаются, отрицаются или скрываются. Даже когда правда становится явной, зачастую это пиррова победа, в которой женщина все равно проигрывает.

Пока СМИ, законодательство, церкви и общество в целом не начнут относиться к насилию над женщинами так же серьезно, как и к насилию над детьми, совершаемому священниками, то маловероятно, что ситуация изменится.
Tags: религия, сексуальное насилие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments